Легкое чтение, " на зубок"

Книги ,которые затрагивают глубинные вопросы эзотерики: тайны кундалини, семи тел и семи чакр, вопросы передачи энергии и так далее.Все права принадлежат авторам!Изображение
Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 09 дек 2019 10:19

Новые умения, значит, я поднялась на уровень выше, хотя по тем ощущениям, что мы пережили, должна не сходя с места стать Ягой восьмидесятого уровня с компаньоном не меньшего ранга.
– Ягуся, пока мы не вышли наружу, яу должен тебя подготовить, – голос кота звучал уже немного бодрее. Я превратилась в слух. – Ты – пограничник. Изба – портал между миром живых и миром мёртвых. Последняя трапеза и веник – необходимы для душ, которые ты должна проводить в иной мир. Твоя основная работа в этом, хозяйка.

Он тяжело вздохнул и положил голову на лапы, выжидательно глядя мне в глаза.

Вместо ответа я просто развернулась на пятках и взяла уборочный инвентарь. Испытывая эмоциональный дискомфорт, всегда принимаюсь за наведение чистоты – это помогает успокоиться и выплеснуть энергию. Пока мыла, всё обдумала, ещё раз обдумала и поняла, что деваться мне некуда. Вот почему кот выдавал информацию маленькими порциями: скажи он всё сразу, я бы бежала не оглядываясь.
– У меня один глаз видит только чёрное и белое, – порадовала я кота.
– Им ты покойников видеть можешь.
– Бабушка, зачем тебе такие странные глаза? А затем, внученька, чтобы мертвецов отлавливать! – нервно хихикнула я и упала на лавку. – Это так и останется?
– Нет, только в сказочном мире.

Спасибо и на этом, необъяснимые всемогущие силы Лукоморья. Стоп, а у меня баня есть?

Бальтазар сказал, чтобы избу осмотрела, но мне не пришлось. В задней стене на наших глазах проявились две двери. Одна – низенькая, явно в баню, а вторая – нормального размера. Смотри-ка, обновления установились, пока я в забытьи была. Проверила. Да, маленькая баня и… вторую открыть побоялась. Положила руку на кольцо, что вместо ручки, и отдёрнула – таким холодом окутало кожу, будто жидким азотом. Ключ жёг грудь точно так же – холодной сосулькой, пришлось вытащить поверх одежды. Всё равно холодил, пока от двери не отошла. Это явно что-то значит.
– Не стоит эту дверь открывать просто так, – предостерёг кот. – И переоденься, Яга, в этом мире не все работники нанятые, есть коренное население, негоже их джинсами шокировать.

Мы слегка перекусили, я переоделась в новые купленные для аниматорской работы вещи: разноцветное платье в стиле «бохо» и кожаные сандалии на шнуровке, – сняла очки, хотела надеть линзы и поняла, что «цветной» глаз у меня видит идеально, как когда-то в детстве. Теперь понятно, от чего всё плыло, это очки больше не нужны! Я достала зеркало, полюбоваться на результат, и обомлела: тот глаз, что для мертвецов, затянут белой пеленой… Непроизвольно вздрогнула от страха, потрогала пальцами веки, ещё раз вздрогнула. Ну и видок! Интересные подарки магического мира.
– Дыши глубже, ты всё так же красива для человека. Вне Лукоморья твоя внешность меняуться не будет, уверяю, – успокоил кот.
– А ты, ты-то что получил за это путешествие? – я отвернулась: не могу смотреть на себя. Остаётся надеяться, что кот точно знает, о чём говорит. Волевым усилием подавила желание орать: «Домой, в Убежище!»
– Яу стал сильнее, также мы должны уметь сливаться разумами – ты можешь смотреть глазами животных, и думаю, что смогу перемещаться с места на место, такое заклятие на меня накладывали в Академии, сейчас оно должно активироваться. Настанет момент – проверим, сейчас я ещё не пришёл в себя полностью.

Хорошо, пойдём пугать народ. Изба опустилась вниз, потопталась под аккомпанемент посудного звона и улеглась. Я выдохнула, на секунду замерев у самого порога, и открыла дверь в неизвестность.

Морское побережье как после шторма – на пляже ветки и тина, пасмурно; солёный ветер ворвался в дом, спутал волосы, швырнул в лицо мелкие брызги. Всё это не важно: прямо перед глазами, гигантский, необъятный ствол дуба. Я бы сказала – «векового», но это явное преуменьшение. Калифорнийские секвойи нервно шелестят ветвями в сторонке. Это древо – исполин. Древо непостижимое, невозможное и по земным законам не смогло бы вырасти таким, но мы ведь в сказке. Соединяя землю и небо, теряясь в облаках, раскинув крону на многие, многие метры в стороны, укрывая тенью целые гектары земли, возвышался Дуб; корни, выпирающие из земли, исчезали в морской пучине, как щупальца гигантского кальмара, что топит морские лайнеры. Для того, чтобы обойти ствол кругом, на мой взгляд, потребуется несколько часов. Я не могла дышать – древняя мощь подавляла. С высоты вниз свисала подходящего размера золотая цепь, не обвивая ствол, а свободно, как цепочка на шее. Вниз по петле медленно плыло тусклое розовато-золотое солнце.
– А где кот учёный? – не отрывая взгляд от чуда, спросила я компаньона.
– Нет и не было кота. «Идёт направо – песнь заводит, налево – сказку говорит», – продекламировал Бальтазар, – это солнечные часы в центре Лукоморья. Их нельзя потрогать – первоисточник магии, тебя испепелит. Песнь заводит – значит утро и день, сказку говорит – вечер и ночь. Метафора. Образ кота – для красоты и принятия явления.
– Обалдеть, – отрешённо прошептала я себе под нос. – Русалка на ветвях сидит?
– С ума сошла? Она же высохнет, ей вода нужна.
–А как же: «Там чудеса, там леший бродит. Русалка на ветвях сидит»?
– Есть русалка, да не одна. Сидит, но не на дубе же. «Там» – понятие растяжимое, но все отчего-то решили, что именно на Дубе. Если пройти по побережью, найдём где-то на берегу на склизких корягах. То, что Пушкину приснилось, сглажено под человеческое восприятие, потом что-то подзабылось и исказилось в его памяти, но так даже лучше. Такую нетленку написал, что про нас через века не забыли.

Я продолжала смотреть на сияющий шар, не пытаясь что-то осмыслить или прикинуть его размеры, просто загипнотизированная новыми знаниями и впечатлениями. Кот толкал меня лапой.
– А? – спросила не глядя.
– К нам гости. Из моря.

На берег из воды выходил… ну, почти витязь. Очень рослый мужчина в серебристом гидрокостюме с огромным мечом наголо. На боку висели пустые ножны. Он остановился, отжал свободной рукой бороду и неторопливо направился в мою сторону. С виду никакой агрессии.

Мы ждали, что же будет дальше.
– Баба Яга, я полагаю? – вместо приветствия спросил он, не дойдя до моего крыльца несколько метров.
– Она самая, – кивнула я.
– Будем знакомы, Черномор. Михаил Юрьевич, – кивнул он мне, прищурив карие глаза. – А поскромнее появляться нельзя? Штормило будь здоров, вон берег весь в хламе с морского дна. У нас база едва с якорей не сорвалась. Не знаю, что там на земле за нами творится.
– Мне нездоровилось, – осторожно ответила я.
– Нам всем не поздоровится, если Морской царь явится посмотреть, кто посмел нарушить покой пучины.
– Так получилось, – твёрдо ответила я, чтобы не звучало как оправдание.
– Где ты была так долго, Яга? – устало спросил Черномор, убирая меч. – Мы заждались.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 09 дек 2019 10:20

С бороды Черномора медленно стекали капли морской воды, я апатично наблюдала за ними, пока глава богатырей не кашлянул, привлекая к себе внимание. Ах, да, я тут с некой целью. Знаете, я дико устала от перехода, впечатлений, новых сил и, честно говоря, упала бы на свою кровать на втором этаже, укрылась разноцветным покрывалом из лоскутов и спала пару дней, но…

– Может быть, зайдёте? – подвинулась я с приглашающим жестом. Михаил Юрьевич как-то моментально побледнел и отошёл на шаг назад.
– Нет, спасибо, рановато мне ещё. Давайте пройдёмся, потолкуем.
Примечательная мы парочка: девица в пёстром платье со страшным глазом и дяденька крупных габаритов в обтягивающем гидрокостюме с мечом на боку. Александру Сергеевичу такое в страшном сне не снилось.

Погода улучшилась, явив наличие в лукоморском небе нормального солнца. Одно, значит, где надо пребывает, второе, на Дубе, – не-совсем-солнце. С этим предстоит разобраться.

– Почему вы заждались меня? – нарушила я тишину.
– Воины мои неупокоенные окрест шатаются. Один уже почитай с февраля, и так пять штук душ, – крякнул Черномор и подкрутил усы.
– А, – всё так же безэмоционально протянула я, краем глаза подмечая летающий блокнот наблюдателя. – Проводить надо, значит.
– Так точно!
Работа стоит, вот в чём дело. Никакой тебе загадки, банкета в мою честь, скатерти-самобранки. Не то чтобы я ожидала чего-то подобного, но приятно помечтать. Вернёмся к делам.
– А что с ними случилось?
Детективное агентство «Росчерк метлы» вступает в дело. Где мой набор для снятия отпечатков?
– Патрулировали территорию у Дуба. Кто-то повадился ему вредить: то рубить пытаются, то поджечь, то отравы под корни налить. Я не могу выделить большой отряд, мы здесь одни в охране порядка на всё побережье, персонала не хватает. Мне бы сотню копий, а у меня тридцать три – и всё, хоть убейся, более не положено, – вздохнул протяжно Черномор. – Вот и результат – текучка кадров. Знаете, как нонче тяжело найти хорошего воина? Придёт, бывало, новенький, с виду бородат и могуч, а на деле тени своей боится. Так и обучать ратному делу некогда полноценно, пару уроков владения оружием – и в патруль. Замкнутый круг.

Бальтазар фыркнул и отошёл от нас: чтобы лишнего не сказать, наверное. Я тоже язык прикусила, не до мелочей сейчас.
– Зачем древо пытаться изжить? – спрашиваю, а сама по сторонам посматриваю. Справа кот пытается допрыгнуть до парящего блокнота, пока неудачно. Прямо – долина до горизонта, море шумит позади. Умиротворяюще.
– Дуб – ось наших миров. Он соединяет преисподнюю, Лукоморье и тот техномир, из коего вы явились, видимо. Если его уничтожить – ничего не останется от миров, всё рухнет. Непонятно, кому это надо.
– Значит, три мира нанизаны на единую ось, как бабочка на булавку у коллекционера? – есть у этого название, до того заковыристое, что не вспомню. Ассоциативный ряд ведёт к знакомому бесу. – Казимира знаешь?
– Его каждый лапоть знает, конечно. Почитай тыщу лет.
– Он говорил, что под Дубом очнулся здесь.
– Говорят. Да кто помнит-то, столько времени прошло.
– Так если его из нижнего мира выбросило, значит, вход где-то у подножия Дуба? – непонятно почему оживилась я; апатия отступала.
Черномор неопределённо пожал плечами:
– Ежели желаете, можно и глянуть, я там входов-выходов не видел. Древо и всё тут.
Я желаю, разумеется. Интуиция вяло сигнализирует, что это должно быть важно, игнорировать не стоит.
Однако подобраться к подножию Дуба без альпинистского снаряжения не представляется возможным – корни, выпирающие из земли, высотой как горы. «Полететь бы...» – думаю я. Стою, голову задравши, осматриваю неприступное древо, рядом резко тормозит ступа, вспахивая песок железными лапами. Хорошо, что я к Черномору спиной, не видит мою упавшую челюсть.
– Молодец, – погладила я ступу, усиленно делая вид, что так и надо.
– До чего технология дошла… – удивился богатырь.
– Да, – кивнула я, забираясь в транспорт, Бальтазар – молчком за мной. – Ступы ходят, богатыри в гидрокостюмах являются.
– Дык ржавеет же кольчуга, мы потом, на берегу уже, облачаемся по форме! – зачем-то начал оправдываться Михаил Юрьевич.
Мы взлетели и перестали дышать. Наверное, так чувствует себя человек у подножия Эвереста – микроб, подавляемый древней мощью чуда, созданного до появления настырной разумной жизни, что хочет подчинить себе всё на свете.
– Близко к Источнику не подлетай, Ягуся. Опасно, – предупредил кот, я машинально почесала его за ухом. После пережитого в избе мы стали ближе. Понятное дело, что тискать его, как обычного кота, я не смогу никогда. Позволяю себе вольности потихоньку, совсем чуть-чуть.
Мы облетали ствол у подножия, периодически взлетая над особенно выпирающими корнями и снова опускаясь. Действительно, кое-где кора повреждена: подпалины, отломанные куски, участки, отличающиеся по цвету, и Ключ снова как ледышка. Я остановила ступу, чтобы осмотреться и понять, на что он реагирует. Ключ-от-всех-миров сиял алым.
– Яга, помнишь, яу как-то начинал тебе рассказывать про Ключ, но не закончил? Ты тогда совсем не готова была.
– Помню.
– Где-то рядом вход в преисподнюю, если очень постараешься – найдёшь. Он работает по принципу горячо-холодно. – Бальтазар тронул меня лапой, привлекая внимание. Я посмотрела на него – серьёзный, уши чуть прижаты, глаза чёрные от расширенных зрачков. – Яу бы не стал сейчас и когда-либо вообще туда ходить. Не буди лихо, пока тихо.
Хорошо, я и не собиралась лезть в пекло к сородичам Казимира, мне тут бы освоиться. Отлетели подальше от ствола, прикинули, что время терять, облетая Дуб вокруг, незачем, и вернулись. Черномор вбивал в землю деревянный кол с почтовым ящиком. На мой немой вопрос ответил:
– Это для корреспонденции, мало ли кому помощь нужна – письмо отправляют, так мы ящик проверяем и выходим на помощь. Его повалило твоим штормом.
– В общем, я так поняла, что на Дуб действительно посягают, но, чтобы его свалить или серьёзно повредить, этого недостаточно, масштаб мал. Меня беспокоит сам факт, – сказала я, он согласно кивнул, не отрываясь от дела. – Так, если вы всё в округе знаете, то расскажите, что в Музее Магии случилось.
– Умыкнули все летающие экспонаты: метлы, ступы, один молью побитый ветхий ковёр – неизвестного мага творение – да беспорядок навели. Никто не видел, никто не слышал. Охраны там как таковой нет, кому нужны еле живые экспонаты?
– Нет тела – нет дела, – вставил свои пять копеек кот.
– Образно говоря – да, – согласился Черномор. – А вы откуда знаете про кражу?
– У нас свои источники, – загадочно муркнул кот.
– А может быть, укажете направление в Музей? Хочу там побывать, – попросила я.
– Это можно. Обождите тут часок, я с ребятами вернусь, всё равно в патруль отправить надобно, принесу карту.
Черномор проверил устойчивость ящика и исчез в морской пучине, мелькнув огромным мечом. Интересно, как он дышит без акваланга?
Время скоротать мы решили осмотром окрестностей – долетели на ступе до ближайшей кучки деревьев за обширным полем. Собственно, этими деревьями и кончался пустынный участок земель возле Дуба. Панорама открывалась впечатляющая – оказывается, мы на возвышенности, а внизу, защищённая от морского ветра, простирается другая долина с поселениями, рощами, рекой, бегущей блестящей змейкой в лучах солнца. Аккуратные заплатки полей под посевами и деревенская идиллия, куда ни кинь взгляд. Вьётся дымок над домиками, кажется, скот пасётся, не очень видно издалека.
– Яга, смотри! – отвлёк меня Бальтазар и показал на прибитый к дереву кусок бересты.
«Охранное агентство "33 богатыря".
Охрана, сопровождение, безопасность высшего сказочного уровня. Сотрудники обучены боевой магии и владеют сертифицированным арсеналом противомагической обороны и нападения.
Возьмём на себя защиту частных дворцов, подземелий, сокровищниц. Патрулирование территорий и услуги телохранителей. Работаем под водой и на суше.

Мимо нас не пролетит ни один Горыныч!
Адрес: Лукоморье, почтовый ящик возле Дуба», – хором прочли мы. Рекламную бересту портила надпись красной краской наискосок: «Богатыри казлы!»
Не знаю, почему, но эта мелочь вернула мне хорошее настроение и как-то стряхнула пелену с заторможенного сознания. В какой мир ни приди, везде найдешь типичное поведение человека! А с этим я могу работать.
Мы повернули назад, к побережью. Кот носился в траве за насекомыми, я отвлеклась ненадолго, любуясь красотами и подставляя лицо тёплому ветерку. Краем глаза подмечала перемещения чёрного тела в зелёном бархате травы и насторожилась: слишком крупный силуэт у компаньона, да и прыжки тяжёлые… Медленно обернулась. Бальтазар внезапно вырос, и меня обгоняла очень крупная кошка. Очень. Крупная. Кошка.
– Котенька, ты витамины какие-то втихаря грызёшь? – осторожно спросила я, глядя на пантеру рядом, что раньше была комнатным котом.
Бальтазар резко затормозил, поднес свою огромную лапу к морде, асинхронно моргнул и пробасил:
– Блохи меня закусай, заклятие «спящий агент» работает!
Из подушечек выскочили внушительные когти. С таким котиком лучше не играть. Он махнул хвостом и исчез… чтобы возникнуть на десять метров впереди.
– Ягуся! – рыкнул зверь, снова появившись рядом. – Вот что означало «ты станешь сильнее». Надо срочно рассказать об этом Трикс!
– Лучше мне об этом срочно расскажи! Квартира побольше нужна? Ты котик теперь не комнатный, а двухкомнатный.
– Да нет, это как с твоими глазами – только здесь работает, – он хитро прищурил на меня свои огромные жёлтые прожекторы. – А может, валерьянки, отметим новые способности?
– Пьяница кот – горе в семье, – отрезала я. Ишь ты, валерьянки ему. Опять налакается, как я такую тушу с пола подниму?
Бальтазар фыркнул и умчался. Хвост мелькал то там, то тут до самой избушки.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 09 дек 2019 10:23

Вернулись мы аккурат к шоу «Там о заре прихлынут волны на брег песчаный и пустой, и тридцать витязей прекрасных чредой из вод выходят ясных, и с ними дядька их морской».
Все мы об этом помним. Однако Черномор уже нарушил сказание, явившись в костюме, а его отряд так и вовсе... Да что я тяну: высадка отряда морских котиков на побережье, вот как это выглядело. Партиями по одиннадцать человек за раз, в таких же гидрокостюмах, с копьями и мечами, появлялись из воды. Последние вытащили на берег большую герметичную капсулу со снаряжением и лихо начали входить в образ. Я деликатно отвернулась, хотя сомневаюсь, что наблюдение их беспокоило.

– Они закончили, – доложил кот.
Дядька Черномор зычно заорал:
– В одну шеренгу – СТАНОВИСЬ!
Я оборачиваюсь – на берегу в ряд выстроились сказочные богатыри: кольчуги, шлемы, мечи, копья, щиты и никаких обтягивающих трико. Доспехи сияют, как песком начищенные. Перекрикиваются с воеводой в ответ на команды. Все рослые, крепкие – загляденье. Я подхожу ближе, Черномор озадаченно смотрит на кота и благоразумно ничего не спрашивает.
– Возьмите карту Лукоморского побережья и ближайших населённых пунктов, – он протянул мне плотно скрученный свиток, обвитый кожаным шнуром.
Мы тепло распрощались, взаимно выразив надежду на сотрудничество. Михаил Юрьевич хотел было напомнить о своих неупокоенных молодцах, да начал и осёкся. Может не переживать, встречу – провожу как положено.

Я на ходу изучала нарисованную будто ребёнком местность на свитке, нашла Музей. Неблизко, за всеми населёнными пунктами. Мимо, гремя сапогами и железом, прошла тройка богатырей. С одним мы встретились глазами: он вздрогнул и отвернулся. Не нравлюсь, значит, такая, страшная стала? Признаться, меня как девушку это покоробило.
– Обсуждают тебяу, Ягуся, боятся и приветствуют одновременно, – довольно сообщил кот, навострив свои «локаторы» в сторону троицы. Да и бес с ними, дела ждут.
– Как думаешь, изба сможет по приказу нас доставить к Музею или топать своим ходом придётся? – спрашиваю своего всезнайку. – День на исходе, хочется успеть побольше.
– Давай попробуем, что может случиться страшного с проводником на тот свет?
Ступа встала в угол, кот устроился на лавке и потребовал еды. Дерево протестующе скрипело от немалого веса подросшего компаньона, лапы и хвост свешивались до пола. Не до еды сейчас, подождёт.
– Музей Магии, – уверенно сказала я.
Дверь захлопнулась, мыш с писком вцепился мне в волосы. Изба будто ухнула вниз, за окнами потемнело, нас немного прижало от перегрузки, с полки наконец посыпалась посуда и поскакала осколками по полу. Надо купить деревянную.

Дом замер, за окнами относительно светло. Прибыли? Выглядываю за дверь – кругом лес. Стоим на небольшом ровном пятачке земли между деревьями, ничего не понятно. Придётся подниматься на высоту – осмотреться. Достала термос с зельем против страха, спрятала карту за пазуху, с сомнением посмотрела на кота:
– Ты в ступу не поместишься.
В ответ он сжался до обычного размера. Не кот – трансформер какой-то.
Новая глава путешествия – «Трое в ступе, не считая летописца». Резкий подъём вверх, от ветра слезятся глаза, хоть лётные очки покупай и белый шёлковый шарфик.

Осмотр местности с высоты показал, что мы почти на месте. Видимо, изба останавливается вдали от посторонних глаз. Отдельно стоящее на пригорке здание должно быть Музеем, минут пять лететь.
Солнце почти зашло, покраснело, выросло, неуклонно катилось за черту. Вокруг ни души. Небольшой каменный дом с башенками, похож на замок в миниатюре. Арочные окна с давно не мытыми стёклами, сквозь них пробивается тусклый свет, добротная тяжёлая деревянная дверь – ворота замка в миниатюре, тоже вверху закруглена, имеется простенький витраж. Камни дома местами мшелые, по стенам вьётся плющ. Дверной молоточек в виде летучей мыши очень порадовал. Мы оставили ступу рядом со входом, Бальтазар снова подрос и нетерпеливо дёргал хвостом. Две ступеньки вверх, и… дверь со скрипом открылась сама.
– Зачем пожаловали, путники? – на нас выжидающе смотрела крохотная пожилая женщина с пучком зеленоватых волос на макушке, аккуратная и чопорная, как те бабушки, что сидят в каждой комнате Эрмитажа на отдельных стульчиках и порой непонятно, экспонат она или живая.
– Я – баба Яга, со мной компаньон. Знакомимся с Лукоморьем, слышали, у вас неприятность стряслась. Позволите войти, поговорить? – вежливо ответила я.
Блеклые зелёные глаза с вертикальными зрачками осмотрели нас с головы до ног и лап. Мыш вылез из-за спины и пискнул:
– Супчик.
Представился, значит.
– Кикимора болотная, – послышалось в ответ. – В жизни Марфа Видогостовна. Добро пожаловать в музей, только смотреть нонче нечего.
Она посторонилась, одёрнув вязаную кофту и пригладив волосы в безупречном пучке.

Запах музея нельзя спутать ни с чем. За порогом нас окутали ароматы старых фолиантов, как пахнет пожелтевшая от времени бумага, переплёт, кожа, немного сырости и пыли, чуть-чуть железа и теплота. Животные чихали, а я радовалась – люблю места с самобытной атмосферой. На стенах горели факелы, на подставках – мощные канделябры со свечами. Один большой зал с мерцающим освещением и густыми тенями в углах. Витрины с экспонатами. Я в предвкушении потирала руки, улыбаясь от уха до уха: это вы только представьте – все или почти все артефакты и неведомо кем созданные волшебные предметы из сказок, что читали в детстве. Я завороженно изучала таблички, переходя от витрины к витрине. Серый клубок шерстяных ниток – молчаливый навигатор сказочного мира (по неизвестной причине не работает), растянутое за углы выцветшее дырявое полотно – скатерть-самобранка, дубинка, осколки меча-кладенца – остались только рукоять и несколько крупных частей лезвия, тарелка с яблоком (нерабочая, яблоко утеряно, с муляжом не показывает ничего), волшебное кольцо (копия), маленькие металлические флакончики с затейливой чеканкой для живой и мёртвой воды (пустые), перо Жар-птицы (за древностью лет лишь тускло сияет), сапоги-скороходы (копия), волшебное зеркало (треснуло, не показывает), золотое яйцо, в котором была игла Кощея (оригинальное, пустое).

Кикимора молча держалась неподалёку. Моя улыбка погасла, осталось неприятное чувство заброшенности, экспонаты – как побитые временем чучела в зоологическом музее, на которые без слёз не взглянешь. И никаких летательных средств, как и говорил Черномор.
– Что случилось у вас? – спрашиваю хозяйку-смотрительницу.
Для беседы она пригласила меня в маленькую комнатку, где стоял самовар, стол, пара табуретов, узкая кровать в углу и маленькая печь. Налила травяного чаю, предложила плюшки. Мы жадно набросились на угощение: оказывается, проголодался не только кот. Мышу налили молока.

Дело было так: отлучилась она в деревню за продуктами да дом свой на болоте проверить, не залезли ли местные дети, как иногда бывает. Вернулась – ничего летающего нет, витрины разбиты, беспорядок. Кому это надо, непонятно, в музей даже местным лень ходить, не то что погром устраивать. Черномор был с дружиной, всё записал, осмотрел, следов не нашли. Марфа Видогостовна развела руками, морщинки на лице проступили чётче.
– А серой не пахло, когда это случилось? – вдруг спросил до того молчавший, усердно чавкавший плюшкой кот.
– Немного, наверное, – кикимора сморщила нос, задумавшись. – Я не обратила внимания, но вроде бы пахло. А что такое?
– Да пока догадки, – я отдала коту остатки своей сдобы. – Мы с Черномором ещё раз поговорим. Спасибо вам большое, может, ещё заглянем.
Мы тепло попрощались и отбыли восвояси. Бальтазар сказал, что унюхал слабый запах серы, как от Казимира. Понятное дело – его нос чувствительней. Если кража в Музее – дело рук рогатых сородичей Каза, то дело становится мрачнее. Чувствую.

Давно наступила ночь, взошёл молодой месяц. Первый раз разожгла печь под руководством кота, довольна как слон. Купленные на заправке в пригороде аккуратные полешки в симпатичной упаковке чётко поместились в мою небольшую печь, правда, их хватит на один раз, надо научиться собирать хворост. Подмела осколки разбитой посуды, оставила более-менее целую и приготовилась идти спать.
Ключ заледенел. Бальтазар вздыбил шерсть:
– К нам гости, хозяуйка...
У меня похолодели руки, сердце замерло, в горле пересохло. Отворяю дверь – внизу под избой недвижимо стоит богатырь в полном облачении. Мой чёрно-белый глаз его видит, обычный – нет. Покойник пожаловал. Собралась как могла с мыслями, в висках пульсировала кровь, в ушах гул. Страшно. Велела избе затопить баню, опуститься и впустить гостя.

Молчаливая тёмная фигура прошла в дом, села за стол. Ни меч не стукнул, ни кольчуга не звякнула. Снял шлем, поставил рядом. Краски жизни отсутствовали, взгляд пустой. Серая кожа, чёрные глаза, белые губы. Сложил на столе руки. Смотрю – на шее разрез от уха до уха, чёрные струпья запёкшейся крови.
– Мёртвые не говорят, – шепчет с лавки кот. – Налей маковое молоко и поставь хлеб от Ядвиги. Посмотрим, что выйдет.
Я достала уцелевший кувшин и хлеб – едва не расплескала, пока наливала в кружку, – поставила последнюю трапезу рядом с душой. Гость молча принял угощение.
– В баню иди, веник положи, – подгоняет кот.
Баня и правда работала, у меня отлегло – уж это я точно не смогла бы быстро сделать. За такое короткое время температура в ней выросла до достаточной.

Богатырь доел, допил и скрылся за низенькой дверцей. Могучая фигура прошла – половицы не скрипнули. Я упала на лавку рядом с котом, сама ни жива ни мертва. Гость вышел быстро, одетый как прежде, встал недвижимо у последней двери.
Я взялась за ледяную ручку и отворила. Яркий белый туман клубился за ней, не видно было ни зги. Мертвец шагнул через последний рубеж, налился цветом, обернулся ко мне и сказал одними губами: «Спасибо».
Ушёл в дымку и пропал.
Извините, я больше не могу сейчас говорить.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 09 дек 2019 10:23

Летописец. Заметка № 4

О том, что Яга ушла, мне сообщило начальство. Пришлось выкручиваться, но выговор сделали. Нагнал их тут во время шторма, так поганец мыш меня прогнал, едва глаза не выцарапал, охранник нашёлся.
Обновлённые способности моей подопечной и её компаньона ещё предстоит узнать, пока они только суют свой нос во все места да бродят по окрестностям.

***

Я спрятался в доме за печкой, меня не заметили. Гость явился неожиданно, Яга побледнела, но старательно выполняла своё дело. Я не понял про Ядвигу, при чём здесь она и её хлеб. Они что, общаются? Следует выяснить досконально, прежде чем подавать отчёт.
После ритуала душа покинула мир. Яга убрала со стола и не раздеваясь свернулась калачиком на кровати. Как она повзрослела за этот вечер… лицо не узнать, другое, мрачное, древнее. Кот вернулся в обычный размер и вместе с мышом тихо лёг рядом.
– Знаешь, я ведь никогда на похоронах не была, – прошептала Яга. – Никого из близких не теряла. Мама, папа, дедушки и бабушки живы. Кто провожает души в том мире?
Её трясло мелкой дрожью, из глаз лились слёзы, она не пыталась их утирать. Бальтазар не ответил, а начал мурчать, сначала тихо, потом всё громче, пока веки хозяйки не потяжелели и не закрылись на остекленевших глазах.
Мне кажется, в официальном отчёте это будет лишним, напишу, что Яга справилась с поставленной задачей.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/


Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 11 дек 2019 15:01

mika222 писал(а):
09 дек 2019 15:30
оооо... давно не было
я выкладывать стараюсь один раз в неделю, а добавляют в группах и тем реже. Только раз в месяц. Так что уж так))
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
mika222
Чародей
Сообщения: 1121
Зарегистрирован: 15 июл 2017 16:54
Карма: + 103 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение mika222 » 11 дек 2019 18:57

ИллюZия писал(а):
11 дек 2019 15:01
mika222 писал(а):
09 дек 2019 15:30
оооо... давно не было
я выкладывать стараюсь один раз в неделю, а добавляют в группах и тем реже. Только раз в месяц. Так что уж так))
Нет нет нет нет, мы хотим сегодня
Нет нет нет нет, мы хотим сейчас...

Помнишь такую песенку?

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 12 дек 2019 11:36

mika222 писал(а):
11 дек 2019 18:57
ИллюZия писал(а):
11 дек 2019 15:01
mika222 писал(а):
09 дек 2019 15:30
оооо... давно не было
я выкладывать стараюсь один раз в неделю, а добавляют в группах и тем реже. Только раз в месяц. Так что уж так))
Нет нет нет нет, мы хотим сегодня
Нет нет нет нет, мы хотим сейчас...

Помнишь такую песенку?
А - то)))) :D ;)
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 23 дек 2019 16:20

Утро постучалось в избу совершенно необычным способом: вместе с солнечными лучами, пробивающимися сквозь закрытые веки, донёсся рык, тявканье, курлыканье и прочие звуки, издаваемые зверьём и птицами. Я подскочила в недоумении. Кот сидел на окне и щурился на солнце.

– Что там происходит? – спрашиваю, наскоро умываясь. Платье мятое – я в нём спала, ну и ладно, не до этого сейчас.
– Подданные пришли, выходи встречать.
Изба ночью стояла на ногах, вот вышла я на крылечко – высоко, рассветное солнышко пробивается сквозь ели, а внизу под ногами – тьма-тьмущая лесных зверей. Медведи, волки, лисы, олени, лоси, там, под их лапами, мелкие звери, на ветках птицы сидят в большом количестве. Увидели меня, замолкли, стоят, морды вверх подняли и смотрят. Почувствуй себя Белоснежкой. Я петь, правда, не умею, если честно. Вон тот бурый мишка оттоптал мне оба уха, кто угодно из родственников подтвердит.
– И что мне с ними делать? – спрашиваю кота-учёного и приказываю избе опуститься.
– Да ничего пока, – шепчет кот. – Оцени масштаб и брови сурово сдвинь.
Так я и сделала. Звери припадали к земле или просто склоняли головы. Вокруг моего домика – разноцветное море шерсти, в голове загудели тихие голоса, приветствующие меня, шум нарастал, сотни тихих шепотков наслаивались друг на друга, росли, как снежный ком, становились всё громче – и вот под моим черепом гудит пчелиный улей – ничего не разобрать. Я зажмурилась и тряхнула головой – стало тише.
– Что это с ними? Упал-отжался? – я правда не понимаю.
– Уважение выражают. Пришла Яга – хозяйка леса.
– Уважение разве с титулом даётся? Я считаю, что его заслужить надо.
– Дают – бери, бьют – беги. Знаешь? – фыркнул кот и демонстративно вырос.

Первые ряды отшатнулись назад. Улей в голове беспокойно жужжал, хвастунишка Бальтазар самодовольно улыбнулся, показывая окружающим немаленькие клыки. Запах от концентрированного количества моих подданных сшибал с ног, я сказала всем «спасибо» и отпустила, поняв на будущее, к чему быть готовой. Они резво разбежались и разлетелись в разные стороны, оставив после себя вытоптанную поляну.

Мне тоже пора. На разговор с Черномором.

***

Изба встала на нашем предыдущем месте, весело звякнув уцелевшими остатками незатейливой шведской посуды.

Дядька Черномор на побережье снова с отрядом. Я привела себя в порядок, как могла, хотела сделать повязку на глаз, чтоб народ не пугать, но так я больше внимания к себе привлекаю. Да и мало ли что – вдруг среди дня увижу душу. Пересмотрела запасы последней трапезы. Ещё на шесть гостей хватит, но не больше. До Ядвиги сейчас незаметно не добраться, мы и так лишнего вчера вечером наговорили, кажется. Придётся учиться печь самой – благо все книги здесь, найдётся ведь хоть в одной рецепт хлеба и макового молока. В печи я не готовила, конечно, но, как говорится, «пока жареный петух не клюнет».
Богатыри тренировались бить друг друга железом, гулким эхом разносились тяжёлые «бамс» о шлемы и щиты, часть метала копья в мишени. Мы подошли к наблюдающему за этим действом Черномору.
– Доброе утро, Михаил Юрьевич. Побывали в Музее.
– Утречко. И как оно? – не отрываясь от бойцов, спросил командир.
– Довольно уныло, – честно ответила я, вспоминая побитые временем экспонаты. – И серой пахнет. Вы заметили?
– Пахнет, яу унюхал, – поддакнул кот.
– Нет, ничего такого. – Он наконец посмотрел на меня. – Неважно выглядите, спали плохо?
– Да как сказать. Проводила одного вашего. Волосы чёрные, короткая борода, шею не закрывает, так что видно смертельное ранение – чётко от уха до уха. – Я пыталась припомнить ещё детали, но так перенервничала, что едва запомнила, как он выглядит. Стыдно.
– Двадцать второй это был. Дмитрий. – Черномор благодарно мне кивнул. – Спасибо, Яга.
– Вернёмся к сере, – меняю тему. – От Казимира пахнет так же, я знаю. Как думаете, его сородичей дело?
– Коли так, то не сладко нам придётся, ежели бесы полезут в Лукоморье. Это важная информация, надобно принять меры. Я опосля дам сынкам инструктаж, да только не знаем мы, что можно сделать столь малым числом. Может, и он сам в этом замешан, мастер-то?
– Не думаю. С чего вдруг десять столетий он жил не тужил, а теперь старые мётлы ворует и народ режет? – отмахнулась я. Нет, правда, ерунда какая-то. – Он сам их делает, мётлы да ступы. У меня весь арсенал его производства. Я с ним поговорю, он, может, и не в курсе совсем, что тут происходит.

Мы молча наблюдали, как высекают искры скрещивающиеся мечи. Тёплый солёный ветер с моря заставлял листья Дуба шептать, маленькое плазменное солнышко катилось по цепи, сказочно красиво и спокойно. Оборотная сторона Лукоморья, кажется, где-то далеко, не всамделишная, выдуманная страшилка у костра. Я вспомнила серую кожу, чёрные глаза, покрылась мурашками с ног до головы – и в этом случае ничего не поможет, ни солнышко, ни лёгкий бриз с морских просторов.
– Михаил Юрьевич, кто владеет Лукоморьем? – неожиданно спрашиваю собеседника.
– Да леший знает, я почитай полвека работаю только. Наняли на работу – и всё, зарплату платят исправно, арсеналом снабжают, базу отгрохали новую совсем недавно, а то старая протекала местами, а начальства отродясь не видел. – Он подкрутил усы. – А что вам до начальства, вы же сами себе хозяйка – да и нам тоже, в какой-то мере?
– Вопросы есть.
Что за народ такой, никому дела нет, на кого работают?
– Ну, это уж вы сами, у меня к начальству дел нет. Хотя, если дойдёте до них, попросите о возможности увеличения штата, вдруг да получится.
Бальтазар фыркнул и отвернулся, скрывая ехидный прищур.
Черномор остановил тренировку и бодро раздал задания. Один из богатырей отправляется в местную деревню Гниль-нога по заявке старосты: пишут, что горынычи разбушевались. Мне стало интересно, я ведь горынычей не видела никогда, напросилась пойти с ним. Удивительно, но мне не отказали.
– Номер два! Идёшь проводником с Бабой Ягой! – рявкнул командир кому-то в шеренге. Вперёд вышел богатырь с мечом, пролаял в ответ неразборчивое:
– Такточноидтипроводникомсягой! – и потопал ко мне.
– Парня мне потом живым верните, не жарьте в печи, пожалуйста, – попросил Черномор.
– Да я не… – тяжеленная лапа Бальтазара наступила мне на ногу. – Конечно, Михаил Юрьевич, съем кого другого, коли охота будет.
Мы распрощались. Номер два послушно печатал шаг следом за мной до самой избы.
– Как зовут тебя? – спрашиваю, когда остановились, смотрю в упор, пытаюсь понять, что за фрукт передо мной. Богатырь посмотрел мне в глаза и едва заметно вздрогнул – бойся, бойся страшную Ягу.
– Номер два! – звучит в ответ.
Вымуштрован на славу.
– До того, как нанялся в богатыри, как звали тебя? – я мысленно велела избе подняться и идти следом, а ступе – рядом. Дом встал на лапы, пару раз присел, разминаясь, из приоткрытого окошка выпорхнул Супчик и приземлился на моё плечо. Из дверей выбежала ступа, громыхая метлой, что внутри, встала рядом.
– Алексей, – буркнул парень, разглядывая самоходное имущество. Да, такой дом недвижимостью не назвать.
Долго ли, коротко ли, как там в сказках говорится, а спустились мы в низину. Диалог шёл познавательный – разговорить богатыря оказалось несложно, хотя он откровенно побаивался меня, ходячей избы и гигантского бухтящего что-то себе под нос кота.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Аватара пользователя
ИллюZия
Чародей
Сообщения: 1981
Зарегистрирован: 05 апр 2017 10:17
Карма: + 199 -
Контактная информация:

Re: Легкое чтение, " на зубок"

Непрочитанное сообщение ИллюZия » 23 дек 2019 16:20

Нанялся Лёша по объявлению, получилось, что на место безвременно почившего богатыря. Имена им не положены (нумеровать всех и всё, обесценивая личность, в ООО «Лукоморье», видимо, корпоративный стиль), после отбора в группу прошёл усиленную и ускоренную подготовку по военному делу и положенным по долгу службы магическим навыкам. Да, богатырей кто-то отлавливает и лишает жизни, по одному они стараются в ночные патрули не ходить. К слову, предыдущий номер два где-то в округе ждёт моей помощи. Мне очень хотелось посмотреть их базу, о чём я Лёшу и уведомила.
– А жабры у вас есть? – поинтересовался он, демонстрируя свою шею. Чуть ниже ушей располагались органы подводного дыхания. Так вот, где селёдка зарыта!
– Нет, таким не богата, – развела я руками. Спасибо, мне как-то с глазом проблем достаточно, не хватало жабрами сверкать при честном народе.
– Вот и не сможете доплыть до дна. И на объект нельзя – секретно. Никто не знает, где живут морские витязи.
Ну, нет так нет, что я, в самом деле.

Спустя несколько часов мой сопровождающий пыхтел, сопел и потел под жарким солнышком, запекаясь до румяной корочки в своей кольчуге, а я как ни в чём не бывало летела рядом в ступе. Оставалось около получаса ходу. Бальтазар попросился в избу и благополучно валялся на крылечке, убаюканный неспешной качкой: богатырь проходил пятьдесят шагов, а дом на ножках – один, потому казалось, что жилище никуда не торопится и вообще притормаживает.

***

На перекрёстке дорог стоял покосившийся столбик с указателями. Деревни Гниль-нога – направо и Косые ложки – налево.
Пункт назначения встретил нас шлагбаумом из корявого ствола берёзки, КПП в виде грубо сколоченной будки и сидящим на пеньке сонным пограничником, лениво щёлкавшим семечки. Я внимательно рассматривала представителя коренного населения. Невысокий, ниже меня, щуплый, традиционная рубаха, подпоясанная верёвкой, линялые штаны и лапти. Неопрятная борода скрывает лицо и служит пристанищем для шелухи от семечек, рядом прислонена увесистая дубина.
– Кто такие будете? – скучающе спросил охранник, поднимаясь.
– Я из отряда Черномора, по просьбе прибыл, с горынычами разобраться.
– А я окрестности осматриваю, проездом здесь, – весело сказала я.
– Документы на летательное средство, – ленивый равнодушный тон не изменился.
Должна сказать, что я не была готова к такому повороту событий. Ламинированную карточку с правами Лукоморья я никогда всерьёз не воспринимала, да и едва помнила о ней. Пришлось возвращаться в избу и искать в вещах, хорошо, что взяла. Супчика оставила в доме, жарко ему было.
– Так-с, «На ступу и метлу, с беспрепятственным пролётом таможни на всех границах Лукоморья», хорошо. Избу придётся оставить здесь. Кот почему такой большой, намордник есть? – продолжил пограничник, взяв права, всё ещё не глядя на нас. Он сосредоточенно записывал что-то на дощечках. – Где квитанция об оплате налога на полёты?
Бальтазар зашипел и задёргал хвостом, Лёшка стоял с буряковым лицом и помалкивал, только капли пота стекали из-под шлема, а я вдруг разозлилась:
– Какие налоги, я здесь второй день!
– Это не освобождает вас от ответственности. Если оплаты нет, то проходите пешком, – никаких эмоций всё ещё не наблюдалось.
Я смотрела на этого человечка и понимала, что его не пробить – равнодушный исполнитель работы. Есть инструкция – по ней и следовать. Тем не менее, он обычный человек, а я – нет, по крайней мере, в Лукоморье.
– Смотрите, придёт ваш срок – найдёте мою избушку, и я вам скажу, что дров для бани нет, – тихо посулила я, и он наконец соизволил присмотреться к путникам. Пересёкся со мной взглядом и стушевался. Рот открыл, закрыл – думает, значит.
– Хорошо, на первый раз пропущу, но запишу. Чтобы к следующему посещению квитанция о налогах была на руках, – вздохнул охранник, чирикая что-то на грубой бумаге.
– Кому налог платить-то, уважаемый? – мило улыбаясь, спрашиваю я, а так хочется ему метлой да по хребтине врезать!
– Соловей-разбойник заведует налогами. Сменил имя и зовёт себя Жихан Соловейчик, а мы зовём его Хрен Сгорыныч, потому что как был ворьём, так им и остался. Богатыри знают, как путь к нему держать, поспрошайте. А вот избу всё равно придётся оставить, заберёте на обратном пути. Уберите дом с дороги, Баба Яга.
Я припарковала транспорт подальше от тракта и вернулась к КПП.
– Добро пожаловать в Гниль-нога, – равнодушно сказал пограничник.
Шлагбаум поднялся вверх с протестующим скрипом. Кажется, я его понимаю.

***

Перво-наперво у старосты богатырю выдали толстенные верёвки, он пошептал что-то над ними, по сплетениям нитей прокатились синие искры и пропали. Ух ты, магия!

Лёшка отлавливал горынычей, заселившихся в сарай к мельнику и свивших там гнездо. Накидывал на них заговорённые крепкие верёвки, как лассо. Я наблюдала со скамеечки через дорогу, лузгала семечки, которыми меня угостил староста, сидящий рядом. Что вы знаете о горынычах? Я ожидала чего-то эпичного, огромного, как в сказках. Бальтазар так смеялся над моим выражением лица, когда я поняла, о ком идёт речь, когда увидела ЭТО, что кашлять начал. Мой мир рухнул. Снова.

Горынычи измельчали, мягко говоря. Четыре особи размером с ослика, о трёх головах, количество хвостов варьируется от одного до трёх, с крыльями. Двух богатырь уже заарканил и привязал, что было довольно сложно, поскольку его пытались опалить огнём остальные.
– Только богатырский щит выдерживает пламя горынычей, так бы мы всем селом собрались и сами дело решили, – пояснил староста, сплёвывая шелуху.
– А большие где, нормальные Горынычи? – расстроенно спрашиваю я.
– Истребили всех, только один остался, – включился в разговор кот. – Богатыри доблесть и удаль демонстрировали, вот и исчезли змеи. Тот единственный, уцелевший, – на Кудыкиной горе.
– Погоди-ка, – насторожилась я. – Тот Горыныч в сказочном парке настоящий?
– Пряутать на самом видном месте… – начал кот.
– Самая лучшая стратегия, – закончила я. – Так он ведь железобетонный!
– Это чары для отвода глаз. Настоящий он, просто впал в спячку для сохраненияу энергии. Говорят, есть где-то кладка его яиц, но никто её не находил, да и воскрешать поголовье никому не охота.
– Так горыныч – это она?
– Змей – оно. У него нет пола, размножается сам. А эти, – махнул лапой Бальтазар, – в большом количестве живут в горах, периодически на деревни нападают, нравится им жильё и огороды. Как налетят иногда по осени, могут весь урожай сожрать. Особенно любят тыквы.
Староста хмыкнул что-то неразборчивое. Лёшка закончил арканить и методично рубил головы. Зелёная кровь поджигала траву.
Вот тебе и горынычи – мини-версия.
Большое спасибо друзьям за уроки!!!
/Все пройдет-пройдет и это/

Ответить

Вернуться в «Читальный зал эзотерика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя